(499) 408-63-82   info@kupi-nashe.ru

                 
                 
                 
«Купи-Наше.ру» 
- это сервис, позволяющий 
российским потребителям 
и производителям 
найти друг друга.

Потребительский патриотизм

На словах мы постоянно слышим от представителей власти, что главным богатством России являются не нефть и газ, а люди. На деле же экономическая политика страны до сих пор строится исходя из представления, что главное и чуть ли не единственное богатство – это все-таки нефть и газ (ну и прочие полезные ископаемые и продукты их первичной обработки). Правда, в последние годы стали уделять больше внимания таким отраслям, как оборонка, атомная промышленность, авиастроение и судостроение, что конечно очень хорошо, однако все эти отрасли в значительной степени зависимы от государственного бюджета, и являются скорее не донорами, а получателями бюджетных денег. Что же касается отраслей, работающих на внутренний рынок, то их наши власти в лучшем случае не замечают. Мы же считаем, что только освоения собственного огромного рынка позволит стране быстро расти и развиваться.

Но для того, чтобы отвоевать собственный внутренний потребительский рынок, нам нужно «отвоевать» умы потребителей – населения страны. Сделать это непросто. Потребительские стереотипы складывались не один десяток лет, и, к сожалению, имеют под собой реальные основания. Еще со времен СССР все население страны знало что потребительские товары из Югославии или ГДР гораздо лучше родных советских, а уж про товары из «капстран» для абсолютного большинства потребителей были недосягаемыми идеалами. С развалом СССР и открытием рынка для импорта идеал стал доступен, а российские потребительские товары практически исчезли с рынка. В 2000-х годах российские производители начали восстанавливать свои позиции, однако параллельно шел процесс продажи  компаний, достигших успехов на потребительском рынке, их транснациональным конкурентам. Эта участь постигла большинство успешных производителей, в результате чего в настоящее время в России имеется немало брендов на потребительском рынке, которые имеют российское происхождение, но, по нашей классификации (см. «Система «Свой-Чужой»), потерявшие статус российских. Понятно, для чего это нужно транснациональным компаниям, купившим эти бренды. Непонятно, почему мы должны позволять им вводить себя в заблуждение.

Почему важно отвоевать внутренний рынок?

Для начала ответим на этот вопрос с точки зрения экономической теории.

В макроэкономике есть такие базовые понятия как Валовой Внутренний Продукт (ВВП) и Валовой Национальный Продукт (ВНП).

ВВП – это стоимость всех товаров и услуг, созданных на конкретной территории (в нашем случае – в России) за определенный период (в нашем случае – за год), предназначенных для конечного потребления (это значит, что, например, в ВВП входит стоимость сырой нефти, проданной за рубеж, но если та же нефть была направлена на нефтеперерабатывающий завод в России, то в ВВП попадет не стоимость нефти, а стоимость произведенных из нее бензина, керосина и прочих нефтепродуктов). Фактически ВВП – это размер богатства, созданного в стране. Соответственно, чем оно больше, тем больше богатства может быть распределено и может достаться каждому из проживающих на территории страны (вопросы справедливости распределения не относятся к теме данного текста). Соответственно, на ВВП можно посмотреть с двух точек зрения – с точки зрения доходов и с точки зрения расходов (это будет одна и та же величина).

Чтобы понять, почему нам нужны собственные потребительские товары, а не импортные, достаточно взглянуть на формулу расчета ВВП по расходам.

ВВП = Расходы потребителей + Расходы государства + Инвестиции + Экспорт – Импорт

Из формулы видно, что любой экспорт увеличивает ВВП (а значит и богатство, которое может быть распределено на территории страны), а любой импорт – уменьшает ВВП (а значит и богатство, которое может быть распределено на территории страны). А это значит, что любой рубль, потраченный нами как потребителями на импортный товар, уменьшает наше богатство (конечно, не на весь рубль, так как в конечной стоимости любого импортного товара есть часть, которая остается в России – например, наценка импортера и торговой сети, налоги и другие; но в любом случае значительная часть конечной стоимости товара уходит за рубеж, а значит – теряется для нас с Вами).

Перейдем от теории к жизненным примерам. Предположим, Вы работаете в строительной компании и строите жилье. Вы накопили денег или взяли кредит и хотите купить автомобиль. И, следуя сложившемуся стереотипу что продукцию российского автопрома покупать не стоит, а иномарки, производимые в России иностранными компаниями по определению менее качественные, чем продукция тех же иностранных компаний, произведенная за рубежом, Вы решаете купить импортный автомобиль. К чему это приводит с точки зрения национального богатства? Вы тратите определенную часть национального богатства (примем за 100%). Часть стоимости машины, которую забирает себе дилер, а также налоги с продажи машины, остаются в России (грубо – 30%). Оставшаяся часть (70%) уходит за рубеж. То есть в результате такой покупки наше общее богатство уменьшилось на 70% от стоимости машины. Теоретики неоклассической экономической школы скажут, что своим выбором Вы «максимизировали потребительскую полезность» от потраченных Вами денег. Да, возможно на потраченные деньги Вы получили более комфортный автомобиль. Но давайте взглянем на результат Вашего выбора с другой точки зрения. А конкретно: в результате Вашего выбора автомобильные заводы, расположенные в России, не получат часть выручки, а значит, не смогут направить ее на прибыль, оплату продукции поставщиков комплектующих, на выплату зарплаты. А значит, сотрудники этих автозаводов и их поставщиков не смогут потратить эти деньги на приобретение жилья для своих семей. А раз так – то в следующем году Ваша компания сможет продать меньше жилья, а Вы, как сотрудник компании, получите меньше зарплаты или вообще будете уволены из-за отсутствия заказов. То есть «максимизировав потребительскую полезность» в краткосрочной перспективе, своим выбором как потребителя Вы поставили под угрозу благосостояние собственной семьи уже в среднесрочной перспективе (в данном случае среднесрочная перспектива – не более года).

Здесь стоит сделать два пояснения.

Первое. Мы ни в коем случае не призываем делать выбор в пользу российской продукции независимо от качества. Мы понимаем, что компания, выпускающая некачественную продукцию, долго на рынке не продержится, и жертва, принесенная потребителем, окажется напрасной. Однако мы считаем, что российский рынок по значительной части потребительских товаров является достаточно емким для того, чтобы на нем существовали и конкурировали между собой несколько российских производителей. Соответственно, мы призываем лишь к тому, чтобы делать выбор в пользу российского товара в том случае, если его качество реально сопоставимо с импортным или отставание некритично.

Второе. «Не всякий российский производитель одинаково полезен» в деле повышения национального богатства России. Точнее, не всякого формально российского производителя мы считаем действительно российским производителем (подробнее о классификации производителей см. «Система «Свой-Чужой»).  Например, если возвращаться к автомобильному рынку, то «УАЗ» мы считаем полностью российским производителем, «АвтоВАЗ» - лишь частично российским производителем, управление в котором передано иностранным акционерам (что тоже оказывает влияние на национальное богатство – см. ниже), а какой-нибудь «АвтоФраМос» или «Форд» - нероссийскими производителями. Соответственно, с точки зрения увеличения национального богатства России наиболее полезным является покупка продукции «УАЗ», покупка продукции «АвтоВАЗа» менее полезна, покупка Ford или Renault еще менее полезна, хотя, безусловно ее вред гораздо меньше, чем покупка автомобиля, произведенного за рубежом. (Также хотелось бы подчеркнуть, что с этой точки зрения отказ М. Прохорова от проекта «ё-мобиль» мы рассматриваем не как курьезное фиаско «олигарха», а как предательство национальных интересов).

У принципа «Не всякий российский производитель одинаково полезен» также есть теоретическое обоснование с точки зрения макроэкономики, которое становится понятным из определения ВНП.

ВНП отличается от ВВП тем, что в ВНП учитываются только товары и услуги, созданные российскими компаниями, причем неважно – на территории России или за рубежом. Чтобы понять отличие, стоит посмотреть на формулу расчета ВВП по доходам:

ВВП = зарплата + арендные платежи + процентные платежи + прибыль компаний*

* - при расчете ВВП учитываются еще ряд составляющих, однако они не играют существенной роли с точки зрения данного текста.

Как все мы понимаем, составляющие данной формулы могут иметь различную национальную принадлежность:

  • Зарплату могут получать граждане России (и тогда подавляющая ее часть будет потрачена внутри страны, а значит будет увеличивать наше общее богатство), а могут – «гастарбайтеры» (и тогда значительная ее часть будет вывезена в родную страну работника, а значит увеличит благосостояние его родной страны, но уменьшит наше благосостояние).
  • Собственником бизнес-центра или оборудования, передаваемого в лизинг, может быть российская компания (и тогда подавляющая часть арендной платы или лизинговых платежей будет потрачена внутри страны, а значит будет увеличивать наше общее богатство), а может быть иностранная компания (и тогда значительная часть арендной платы или лизинговых платежей будет вывезена в страну происхождения компании, а значит увеличит благосостояние этой страны, но уменьшит наше благосостояние).
  • Кредитором может быть российский финансовый институт (и тогда подавляющая часть процентных платежей будет потрачена внутри страны, а значит будет увеличивать наше общее богатство), а может быть иностранная финансовая компания или банк(и тогда значительная часть процентных платежей будет вывезена в страну происхождения компании или банка, а значит увеличит благосостояние этой страны, но уменьшит наше благосостояние).
  • Но самое главное с точки зрения данной статьи – у компании могут быть российские акционеры (и тогда подавляющая часть прибыли будет потрачена внутри страны, а значит будет увеличивать наше общее богатство), а могут быть иностранные акционеры (и тогда значительная часть прибыли будет вывезена в страну происхождения компании или банка, а значит увеличит благосостояние этой страны, но уменьшит наше благосостояние). В данной статье мы не будем рассматривать склонность реально российских акционеров прятаться за оффшорными компаниями и выводить часть прибыли за рубеж, поскольку, во-первых, значительная часть выведенных денег впоследствии вновь инвестируется в Россию под видом иностранных (а реально – российских) инвестиций, во-вторых, у привычки прятаться за оффшорами есть реальные и уважительные объяснения, а в-третьих, в России (по крайней мере на словах) началась кампания по «деоффшоризации» экономики.

Позволим себе небольшое лирическое отступление, посвященное первым трем составляющим формулы расчета ВВП по доходам.

Все четыре составляющих относятся к факторам производства, которые использует любая компания в своей деятельности:

  • Любая компания использует в своей деятельности труд. Но, как было показано выше, использование труда «гастарбайтеров» вместо труда российских граждан уменьшает национальное богатство России. Является ли этот ресурс настолько дефицитным внутри страны, что его надо завозить из других стран. По нашему мнению – однозначно нет. Есть профессии, в которых сложился дефицит собственных специалистов, но таких профессий не так много. Абсолютное большинство иностранных граждан работают в сферах, в которых есть огромный потенциал для повышения производительности труда за счет механизации и автоматизации, а значит реальная потребность в работниках в этой сфере может быть сокращена в разы. Кроме того, в России есть огромный пласт незадействованных в производительном труде мужчин трудоспособного возраста, работающих сейчас «охранниками» - с учетом повышения производительности труда (за счет механизации и автоматизации) и роста оплаты такого труда этот огромный пласт может успешно вытеснить «гастарбайтеров» при грамотной экономической политике. В таких условиях и с таким потенциалом развития мы считаем потакание использованию труда «гастарбайтеров» – предательством национальных интересов.
  • Абсолютное большинство компаний используют в своей работе заемные средства в форме кредитов или лизинга оборудования. Как было показано выше, если кредитор или лизингодатель – иностранные лица, то это может уменьшать национальное благосостояние. Однако в данном случае мы не призываем к отказу от иностранных источников финансирования, поскольку привлечение капитала является обязательным условием реализации любого проекта, а наличие любого производства всегда лучше для национального богатства, чем его отсутствие, даже если оно использует иностранный капитал и платит за его использование. Такой ресурс как капитал действительно является дефицитным, и отказываться от него неправильно. Однако мы считаем, что в России может и должна быть создана собственная мощная финансовая система, способная предоставлять капитал для развития российским компаниям в гораздо большем объеме, чем она может сейчас, и, соответственно, постепенно вытеснить иностранный капитал.

Если же говорить о четвертой составляющей национального богатства – прибыли предприятий – ее источником являются два фактора: все тот же капитал, а также различные компетенции – предпринимательские, технологические, управленческие.

И как раз с этой компонентой мы все как потребители можем работать:

  • Если все же нашлись российские предприниматели, которые, в гораздо менее комфортных условиях доступа к капиталу все же смогли организовать производство и продажи своей продукции в России, мы призываем Вас поставить их на первое место по приоритетности, так как они вносят максимальный вклад в национальное богатство, при этом развивая все ключевые компетенции в России
  • На второе место по приоритетности мы призываем Вас ставить продукцию иностранных компаний, которые развернули производство в России совместно с российскими партнерами, поскольку они по крайней мере обеспечивают рост благосостояния России за счет зарплат сотрудников, а также способствуют переносу в Россию ключевых компетенций, что позволит использовать их в дальнейшем
  • На третье место по приоритетности мы призываем Вас ставить продукцию иностранных компаний, которые развернули производство в России без российских партнеров, поскольку они по крайней мере обеспечивают рост благосостояния России за счет зарплат сотрудников, хотя при этом перенос компетенций в Россию скорее всего ограничен
  • На четвертое место по приоритетности мы призываем Вас ставить продукцию российских компаний, произведенную за рубежом, поскольку они обеспечивают рост благосостояния России за счет прибыли, а также способствуют сохранению или наработке хотя бы части ключевых компетенций (предпринимательских и управленческих – однозначно да, технологических – иногда да, хотя чаще как раз нет, поскольку размещение производства за рубежом обычно вызвано невозможностью или нежеланием развивать производственную компетенцию внутри страны)
  • Понятно, что в ситуации, когда альтернативы импорту нет, влиять мы никак не можем. Но при прочих равных (и даже при небольшом преимуществе импортного товара) мы призываем ставить его на последнее (пятое) место по приоритетности.