(499) 408-63-82   info@kupi-nashe.ru

                 
                 
                 
«Купи-Наше.ру» 
- это сервис, позволяющий 
российским потребителям 
и производителям 
найти друг друга.

Александр Привалов: "Об импортозамещении — для начала"

Ладно, пусть будет импортозамещение: «Хоть слово дико, но мне ласкает слух оно». Как ласкало бы слух и любое другое слово, содержащее пусть не великий, но шанс сдвинуть с места главную проблему отечественной экономики. Точнее, суперпозицию всех её основных проблем, вынесенную в заголовок давней экспертовской статьи: «Мы ничего не производим» (№ 47 за 2012 год). Там мы писали, что подушевое производство товаров в России в десятки раз ниже, чем в любой развитой стране; что мы серьёзно не инвестируем в основной капитал уже более двадцати лет; что, «переходя к рынку», мы развалили множество предприятий и целых отраслей, без которых национальная экономика развиваться не может; что мы уже фактически въехали в доиндустриальную эпоху. Правда, мы там не написали, что такой экономике будет нелегко переживать внешние санкции, но это ведь очевидно, а актуальным тогда не казалось. Теперь стало и актуальным.

А тот уже свершившийся факт, что всерьёз стартовать с восстановлением в должной мере производящей экономики нам выпало под флагом импортозамещения, в горячке обмена санкциями и контрсанкциями, он и хорош, и плох. Хорош прежде всего тем, что никуда не денешься: ухватило кота поперёк живота, хочешь не хочешь, надо шевелиться. Иначе доминирующая часть нашего экономического сообщества так и писала бы всё более обновлённые «стратегии-2020» без единого упоминания о промышленной политике — и вообще о необходимости что-то делать руками. Зачем география, коли есть извозчики? Зачем что-то делать, коли проще купить? Увы, оказалось, что купить можно не всё, — Бог даст, урок будет хотя бы частично усвоен. Плох же выпавший нам въезд в проблему своей ненадёжностью. Сейчас основной упор делается на импортозамещение в сельском хозяйстве — в связи с нашими контрсанкциями, закрывшими ввоз аграрной продукции из целого ряда стран. Провозглашаются меры господдержки отечественных производителей в этой сфере; они ещё явно недостаточны, но они уже объявляются — и одновременно с высоких трибун не смолкают заверения, что наши контрсанкции «не продлятся долго». Да, и вправду нельзя исключить, что торговая война вскоре пойдёт на спад. Но что тогда будет с людьми, успевшими по прямому наущению правительства вложиться в производство, ориентированное на «не длившуюся долго» рыночную нишу? На мой взгляд, нужны как минимум клятвенные заверения властей, что принимаемые сейчас меры поддержки не будут сворачиваться вместе с санкциями; а ещё бы лучше и перестать сулить скорое снятие санкций: оппоненты-то наши подобных обещаний вроде не делают — с чего бы нам вести себя асимметрично?

В первых наших шагах по этой дороге заметна непродуманность. Один лишь пример. Объявляешь ответные санкции — понятно; но, чтобы наказывать чужих, а не своих, следовало исключить из запрета товары, уже оплаченные российскими импортёрами. Оно конечно, впопыхах так обычно и бывает, но основные проблемы опекаемых отраслей можно было бы знать потвёрже и до внезапного аврала. Но основная трудность, конечно, не в нехватке продуманных ответов на конкретные вопросы конкретных отраслей и компаний — это всё-таки дело наживное. Основная трудность — в отсутствии чётких и ясных ответов на два принципиальнейших вопроса.

Первый из них таков: это самое ИЗ (или, если угодно, более обстоятельная реиндустриализация) есть дело неимоверно сложное. Требуется принятие мириадов конкретных решений, создание и развитие тысяч предприятий во множестве отраслей. Так вот: кто всё это будет делать? Понятно, что власть (да ещё натвердо усвоившая, что главная, если не единственная, её забота есть макроэкономика) не сможет — просто рук не хватит — справиться со столь огромным делом. Так что сообразить, каков ответ на первый вопрос, нетрудно: делать это будет в основном бизнес; трудно добиться, чтобы такой ответ достаточно весомо прозвучал вслух. А добиться этого хочется, чтобы всем и каждому стало ясно, что, стало быть, должно делать государство: всемерно помогать бизнесу. А помощь эта — помимо уточнения, зачастую радикального, правил игры в экономике и отдельных отраслях — сводится к слову «деньги». Помощь конкретным производителям, то есть доступ к дешёвому и длинному кредиту, — и общая помощь, то есть снижение налогов. И тут мы на всём скаку врезаемся во второй из основных вопросов: ИЗ есть дело очень дорогое — откуда возьмутся на него деньги? Ведь заметьте: тот же Минсельхоз охотно рассказывает о десятках миллиардов помощи тем и этим отраслям, но Минфин ни звуком не дал понять, что согласится на такие траты, зато не перестаёт говорить о повышении налогов…

Частичное решение проблемы должно состоять в экономии на менее важных направлениях. По мне, стоило бы и прекратить разговоры об ускоренном развитии Новой Москвы, и умерить пыл по части ЧМ-2018, и даже отложить до лучших времён высокоскоростные железнодорожные проекты. Но этого, конечно, мало. Настолько очевидно мало, что неожиданные слова стали произносить и патентованнейшие наши либералы. Глава МЭР Улюкаев в недавней статье предложил: поскольку предохранять экономику от перегрева более нет необходимости (ещё бы!), истратить средства ФНБ для стимулирования роста. Правда, он продолжает требовать от таких трат «гарантированной доходности», но надо иметь терпение; глядишь, в следующей статье признает, что инфраструктурные госинвестиции (как и бюджетные траты на, допустим, правопорядок) напрямую доходными быть и не обязаны. Гораздо конкретнее и прагматичнее выступил глава «Роснано» Чубайс — праКудрин и прапраСилуанов; первый наш министр финансов, про которого Запад говорил, что он наилучший не то в Европе, не то вообще. Так вот, поблагодарив Кудрина, Игнатьева и Грефа за «уникальный запас прочности», за то, что долг России составляет всего 12% ВВП, Чубайс призвал не бояться этот запас проедать: «Рост долга с 12% к ВВП до 20% к ВВП в диапазоне пяти-семи лет закрывает все потребности экономики». Ещё раз: это не бесчиновный враг денежного сжатия говорит, которых у нас никто никогда не слушает, а человек системный, да и либеральный до массовой к нему нелюбви. Вдруг хоть его услышат — и поверят, что жизнь дороже профицита бюджета? Детали-то обсуждать будет легче.

Статья взята с сайта журнала «Эксперт»


Вернуться к списку статей